Юрий Басин (yuri4z5lf) wrote,
Юрий Басин
yuri4z5lf

Category:

Лисичкина бухта


       Летом 19... года я задумал одиночное путешествие на байдарке вдоль Юго-Восточного берега Крыма. Я жил не в Крыму, так что предвиделись проблемы с приобретением лодки. Но мне очень помог мой старый друг, живущий в Феодосии. Он купил мне лёгкую фанерную одноместную лодку-байдарку, как раз то, что мне было нужно. Со вторых рук, недорого. Снаружи довольно здорово поцарапанную, видимо на камнях, но нигде не пробитую и не протекающую. Я не стал её шпаклевать и красить, мне было жаль тратить на это своё драгоценное отпускное время. Хотя мой отпуск большой, полтора месяца, но как известно, всё хорошее всегда заканчивается очень быстро и неожиданно.
       Я взял с собой своё привычное туристское снаряжение: одноместную палатку-серебрянку (в которой запросто помещаются двое), тёплый двухместный спальник (мало ли что!), туристский примус "Шмель", посуду и большой абалаковский рюкзак со всем необходимым шмотьём. Всё моё добро прекрасно разместилось в переднем и заднем отсеках байдарки.
       Друг подвёз на своей "тачке" мою байдарку со всем барахлом на мыс Илья, мы снесли её на руках по крутой тропинке на пляж, и там устроили что-то вроде торжественного спуска моей посудины на воду. Не стали разбивать о борт байдарки бутылку шампанского - это было бы крайне неразумно. Тихонько разлили бутылочку "Пепси-колы" по бумажным стаканчикам, чокнулись ими о форштевень моего лайнера, и выпили. Я сел на сиденье и взял в руки весло. Друг столкнул лодку в воду, и я поплыл.

День первый
      Я собирался плыть вдоль берега на запад до тех пор, пока что-нибудь не закончится: желание, силы или время отпуска. Самое большее, на что я рассчитывал - доплыть до мыса Меганом. С учётом извилистости берега это около 120 километров (морские мили оставим морякам), и проплывая в день 5-6 километров, я уложусь в 20 дней, так что у меня ещё останется запас отпускного времени - на всякий случай.
     Моей первой целью было обогнуть мыс Киик-Атлама (по клику на красный квадратик открывается карта!). У меня не было никакого опыта путешествий на байдарке. Я знал, что байдарки не очень устойчивы, и перспектива оказаться в воде рядом с перевернувшейся лодкой, да ещё далеко от берега, меня совсем не привлекала. И хотя от мыса Ильи до мыса Киик-Атлама по прямой через Двуякорную бухту было всего около 11 километров, я поплыл вдоль берега.
      Вид берега с моря представлял собой типичный киммерийский пейзаж, который лучше и точнее всего описал в своё время Максимилиан Волошин:
            Над зыбкой рябью вод встаёт из глубины
            Пустынный кряж земли: хребты скалистых гребней,
            Обрывы чёрные, потоки красных щебней -
            Пределы скорбные незнаемой страны.
      И главное - полное безлюдье. Буквально в двух шагах от переполненных людьми пляжей Феодосии - и такое раздолье. Ну я понимаю, что машиной туда не доехать, но пройти пешочком несколько километров по пляжу от Феодосии или от Орджоникидзе, и поставить палатку. А, вот теперь вижу! И даже не одну палатку, а целых три. Молодцы ребята, есть ещё настоящие туристы. Тут наверное и с водой плохо, и за жрачкой далеко ходить, но настоящее счастье - оно там, где нет ни шалманов, ни борделей, и где рядом друзья и ещё один очень близкий и родной человек.
      Вот у меня такого человека нет. Несколько раз мне казалось, что я встретил её, ту самую единственную. Но почему-то те женщины, в которых я влюбляюсь (мне это недолго), ко мне равнодушны и даже не пытаются это скрыть. Между тем мне уже почти 30 лет, и я не хочу быть старым холостяком с редкими случайными и ни к чему не обязывающими романами. Я хочу иметь свою семью, хочу любить свою жену и своих детей, когда они появятся. Все мои друзья женаты, но они нашли своих половинок ещё в институте, а я как-то прозевал этот момент. Те девушки, о которых я мечтал, очень быстро и неожиданно для меня повыходили замуж за других. Мне надо было поменьше заниматься науками, а больше крутиться в обществе.
      За этими грустными мыслями я не заметил, как начало темнеть. Надо и мне пристать к берегу и устроиться на ночлег. От непривычки к работе веслом я устал, болели плечи и спина, так что я решил не ставить палатку. Только вытащил байдарку подальше от воды и улёгся прямо в ней на расстеленный спальник. Есть тоже не хотелось. Выпил воды, погрыз галету, и уснул.

День второй
      Я проснулся ещё до рассвета. Спать было неудобно, мышцы затекли. Хотя моя байдарка вполне позволяла уместиться лёжа у неё внутри (всё-таки длина 2,8 метра и ширина в средней части 80 сантиметров), но я вчера вечером не стал вынимать из отсеков своё барахло, и пришлось спать скорчившись. Ну что же, это мне наука. А пока нужно по-быстрому приготовить что-то на завтрак, и скорее в путь!
      Меню завтрака у меня сегодня - проще некуда. Вскипятил на примусе полкотелка воды, бросил туда два мясных бульонных кубика, накрошил в бульон несколько галет, и с удовольствием съел этот кулинарный шедевр. Заварил кружку кофейку, без которого я вообще не жилец, закурил утреннюю сигаретку, и покайфовал, глядя на смутный силуэт мыса Киик-Атлама, который мне предстоит сегодня обогнуть.
      Приобретя за вчерашний день некоторый опыт плавания на байдарке, я осмелел, если не сказать обнаглел, и решил идти прямиком на мыс. Только нужно зайти перед мысом в прибрежный посёлок Двуякорный (карта!), и купить несколько бутылок минеральной воды для питья. У меня ещё почти полная канистра пресной воды, которую я набрал из-под крана в Феодосии, но у воды какой-то странный привкус, может быть от пластмассовой канистры. Для готовки эта вода вполне годится, а пить её неприятно. Между тем, пить придётся много, я всё время на солнышке, и приходится энергично работать веслом.
      Путь длиной несколько километров от своей ночной стоянки до посёлка я проделал удивительно быстро, часа за полтора. На пляже посёлка почти нет людей, хотя море утром самое приятное. Курортники народ ленивый, и просыпаются ближе к полудню, когда солнце жарит нещадно, а на море мутные волнишки. Ну и хорошо, что пляж пустынный. Зато ларьки уже открыты. Я вытащил на берег свою байдарку, и не спуская с неё глаз побежал к ближайшему ларьку. Купил несколько бутылок минеральной воды, и бегом обратно. Теперь вперёд, к мысу Киик-Атлама!
      У восточной оконечности мыса есть отдельный островок, точнее скала Иван-Баба. Наверное она когда-то отделилась ("атламалась") от мыса. Между ними узкий пролив, в который я устремился не раздумывая.
   Я не ожидал, что он такой узкий! В ширину метров десять, не больше, и с двух сторон высоченные отвесные скалы. Тут в случае чего и на берег нигде не выберешься. Бормоча почти что из Гомера: "Между Сциллой и Харибдой хитромордый Одиссей...", я изо всех сил работал веслом, чтобы поскорее выскочить из этой мрачной дыры. Уффф! Ну наконец-то выплыл на юг, на солнышко. Вон через какую щель я проплыл!
    Теперь можно грести не так усердно и обдумать дальнейший маршрут. Я могу плыть вдоль берега и приплыть в тот же посёлок Двуякорный, только с другой, западной стороны. Он расположен на узком низменном перешейке. Но мне там делать нечего. Поэтому я принял решение, восхитительное по своей неописуемой наглости - плыть прямиком на мыс Лагерный (карта!), он же Хамелеон, контуры которого заманчиво виднелись в дымке на западе. Итак, курс на Хамелеон! Это конечно рискованный путь далеко от берега, но зато я буду гарантирован от столкновения с яхтами, швертботами и особенно с бешено несущимися водными скутерами, которыми управляют безголовые спортсмены. Наверняка таких много в курортном городке Орджоникидзе, мимо которого мне придётся плыть. Если лихач на скутере или прогулочном катере пропрёт в нескольких метрах от меня, моя скорлупка опрокинется как бог свят.
      Обогнув торчащую из моря скалу на пути к Хамелеону, я понял, что плыть до него не имеет смысла. Я и так проплыл за день километров пятнадцать, и здорово устал. Кроме того, я напрасно не пристал где-нибудь в относительно пустынном месте на берегу, чтобы устроить себе обед. Теперь ужасно хочется жрать. Так что я резко свернул вправо, и скоро был на берегу.
      Уже темнело. В полусотне метров от меня слева и справа виднелись костры, видимо здесь берег был неплохо освоен дикими туристами. Я не стал никого из них беспокоить. Вскипятил полный чайник, открыл банку сгущёнки, и выпил не спеша несколько кружек чая, макая галеты в сгущёнку. Ночью придется пару раз вставать, но мне далеко ходить не надо. Поставил палатку рядом с лодкой, развернул спальник. Полюбовался могучим силуэтом близкого мыса Хамелеон на фоне закатного неба.
     С кайфом выкурил свою вечернюю сигаретку. Залез в спальник, и сразу заснул, как провалился.

День третий
      Я проснулся совершенно отдохнувший и зверски голодный. Подумал и решил: сегодняшний день я сделаю днём полного отдыха. Надо же и мне искупаться в море, а то безобразие получается: я третий день на море, а ни разу даже не окунулся в воду. Приготовлю себе нормальный завтрак и обед, после обеда подремлю часок, как белый человек. А то я взял слишком высокий темп, за два дня прошёл километров 20-25. Ведь я не собирался попадать за пределы Юго-Восточного Крыма, древней Киммерии, любезной моему сердцу по стихам и акварелям Максимилиана Волошина. Меня не привлекали красоты цивилизованной курортной зоны ЮБК. В моих планах было неспешно доплыть максимум до Судака, там кому-нибудь сбагрить лодку, и завершить отпуск обычным туристом с рюкзаком за плечами.
       Бухта Тихая (карта!), в которой я остановился на ночлег, днём оказалась заселённой гораздо плотнее, чем мне это представлялось вчера вечером. Видимо, мне просто повезло, что я вчера в сумерках случайно нашёл такой сравнительно уединённый участок берега. Ну конечно, здесь же рядом Коктебель, от него наверное идти пешком по пляжу пару часов, не больше. Вон и сейчас, я смотрю, со стороны Коктебеля идёт в мою сторону по пляжу ещё одна небольшая группа людей с рюкзаками. Подошли поближе - теперь видно, что это две пары, то ли супружеские, то ли просто временно объединились для приятного отдыха. Если остановятся рядом, не буду возражать против знакомства, хотя я как-то не очень расположен к общению. Но они устроились метрах в двадцати от меня, и не проявляли ко мне интереса. Ну и слава Богу.
      Полоска крымского берега от Феодосии до Судака - это наверное последнее сравнительно не загаженное курортниками место. На Черноморском побережьи Кавказа тоже ещё можно найти чудом сохранившиеся природные уголки, не замусоренные ордами курортников. Но там другая напасть - сексуально озабоченное мужское туземное население прибрежных городов и деревень. Толпы местных "кобельерос" целыми днями ходят по пляжам и пристают к женщинам независимо от их возраста и наличия при них детей, мужа или друга. Притом они считают, что все без исключения женщины, приехавшие с севера - особы лёгкого поведения, и должны им уступать по первому требованию. Справедливости ради нужно сказать, что это очень часто не лишено основания. Не зря одно из стихотворений Евтушенко заканчивается словами: "Едут беленькие сучки к чёрным кобелям".
      День прошёл хорошо, но вечер был испорчен. Расположившаяся близко от меня компания видимо принесла с собой много спиртного. Разожгли большой костёр (где только они взяли столько дров, вокруг даже веточки не найдёшь). Сначала пели, потом стали ругаться, дело быстро дошло до драки. Мат-перемат, женский визг и плач. Наконец угомонились, и я заснул.

День четвёртый
      Встал ещё затемно, окунулся в море. Плотно позавтракал: открыл банку консервов "Завтрак туриста", подогрел на примусе, и героически съел. Между нами говоря, по вкусу дрянь порядочная, но обещает быть калорийной. А это как раз то, что мне сегодня нужно. Выпил кружку кофе, обошёлся без традиционной сигаретки. Впереди тяжёлый день. Нужно пройти прямиком от мыса Хамелеон до южной оконечности Карадага, минуя Коктебельскую бухту
(карта!), т.е. мне предстоит проплыть 6-7 километров в открытом море, далеко от берега. Так у меня меньше риска оказаться на пути какого-нибудь быстроходного моторного катера, катающего туристов. Если он пропилит даже в десятке метров от меня, поднятая им волна может опрокинуть мою лодку, или по крайней мере заставит меня переживать. Надеюсь проскочить бухту пораньше, пока таких катеров мало. Наверное у самого Карадага встреч с ними не избежать, но поживём - увидим.
      Я покидал Тихую бухту с облегчением, очень уж мне испортили настроение вчерашние соседи. Не понимаю, зачем им нужно было уходить далеко от цивилизации, чтобы так элементарно нажраться. Это можно было сделать где угодно. Ну ладно, у каждого своё понятие о счастливой жизни. Может быть оно у меня какое-то неправильное, поэтому я трудно сближаюсь с людьми, а в своих отношениях с женщинами постоянно терплю фиаско.
      Я обогнул оконечность мыса Хамелеон, и от представившейся мне картины захватило дух. Передо мной необъятный простор, розоватое море под рассветным небом. Далеко справа тонет в утренней дымке Коктебель, прямо впереди виден массив Карадага, уже подсвеченный восходящим солнцем.
      Честно говоря, я на секунду заколебался, держать ли мне курс прямо на Карадаг. Уж очень он был далеко. И от берега надо удаляться на такое большое расстояние, что в груди появился предательский холодок страха. Ну нет уж, решил - делай! И я заработал веслом, прогоняя этот холодок. </font>
     Я уже имел возможность оценить прекрасные мореходные качества своего судна. Если я переставал грести, например чтобы взять из-под сиденья бутылку с водой и сделать несколько глотков, лодка ещё с полминуты продолжала скользить вперёд, постепенно снижая скорость. Не прошло и часа, как я уже достиг середины бухты. Справа от меня теперь был хорошо виден Коктебель, и по этому поводу я, нещадно перевирая слова и мелодию, спел известную хулиганскую песню Максима Кривошеева "Какая чудная земля вокруг залива Коктебля, колхозы бля, совхозы бля, природа-а-а!" На моё счастье, прогулочных катеров поблизости от меня не было. В глубине бухты виднелось несколько швертботов с разноцветными парусами, но они меня не волновали.
    Но вот Карадаг уже близко. Я ещё не решил, идти ли мне поближе к берегу и искать между скал кусочки пляжа, где я мог бы сделать обеденный привал, или держаться "мористее", как говорят моряки. В любом случае я, видимо, нарушаю режим заповедника, зона которого захватывает и полосу моря километровой ширины вдоль берега. Ну ладно, Бог не выдаст, свинья не съест. Если я даже высажусь на берег, я не буду ставить палатку и разжигать костёр, что уж точно является нарушением. Кстати, как хорошо, что я взял свой походный примус. Мне не надо искать дровишки для костра, а выцыганить или купить литр бензина для примуса можно у любого шофёра.
    Высоченные отвесные скалы Карадага уже нависают надо мной, и надо признаться, просто подавляют своим величием. Я стараюсь скорей проскочить этот участок отвесных скал, даже не высматривая среди них кусочек пляжа или большой камень, на который я мог бы высадиться. Держусь на расстоянии около полусотни метров от берега. Не хочу приближаться к нему, потому что к полудню на море появились волны, которые конечно красиво разбиваются о мокрые чёрные скалы, только мне эта красота сегодня как-то не по душе.
      Но вот скалы начали отступать вглубь берега, и появились сравнительно пологие участки с пляжами и даже кое-где с зеленью на склонах. Людей не видно, палатки не стоят. Наверное здесь ещё зона заповедника, и охрана не дремлет. Буду плыть дальше, пока не стемнеет. Солнышко уже низко. Как ни странно, я совсем не устал, хотя проделал сегодня такой большой путь и целый день непрерывно работал веслом. Наверное это действует сила впечатлений от фантастического зрелища скал Карадага.
      Уже довольно темно, я вижу впереди огни посёлка Курортное, а справа на берегу никаких признаков людей. Ну, вот наконец вижу сразу несколько костров. Плыву к берегу чуть правее их. Ровный, пологий галечный пляж. Вытаскиваю байдарку подальше от воды. Вот теперь я чувствую, что устал. Не буду ставить палатку, просто расстелю её рядом с лодкой. Есть тоже не хочется. Вскипятил воды на две кружки, и с удовольствием выпил чаю со своими любимыми соевыми батончиками. Курить не стал, влез в спальник, и сразу отрубился.

День пятый
      Я проснулся поздно, солнце уже стояло высоко. Встал и удивился, как много вокруг меня народу на пляже. Вчера вечером здесь никого не было, если не считать нескольких человек около костров ближе к посёлку Курортное. Первым делом нужно было уточнить, где я нахожусь. Словоохотливая толстушка рассказала мне, что мы находимся недалеко от биостанции, вон её причал для лодок и катеров, там же рядом дельфинарий.
    Мы почти у самой границы заповедника, вон там виден большой белый щит на пляже. За него заходить нельзя, егери отловят и вернут обратно, а они вежливостью не отличаются.
    В общем, я понял, что нужно без задержки плыть отсюда дальше к Меганому. Однако не на голодный желудок. Я сварил себе для разнообразия манную кашу на сгущёнке, запил её большой кружкой кофе с молоком, курить не стал (отвыкаю, что ли?), и с Богом в путь.
      Поплыл к виднеющемуся километрах в трёх от меня Крабьему мысу. Он оканчивается каменной грядой, полого уходящей под воду. Чтобы не сесть на камни, я отошёл подальше от берега, и передо мной открылся длинный пляж, который заканчивался на горизонте мысом Толстым. Это была Лисья бухта
(карта!), которая непонятно почему была названа бухтой - берег шёл почти по прямой линии, без заметных извилин. Просто между двумя мысами, видимо потому и "бухта".
    Я тихонько грёб, приглядываясь к берегу - где здесь можно остановиться на ночёвку или вообще остаться на несколько дней, покайфовать, позагорать, искупаться вволю. Куда мне торопиться? Я не ожидал, что буду двигаться так быстро. Но мне всё время попадались такие места, где нельзя было или не хотелось задерживаться. А здешний берег выглядел очень гостеприимно. И народу не так уж много. Пожалуй нужно подойти поближе к берегу и найти местечко для стоянки.
      Дело уже шло к вечеру, солнце висело низко над хребтом Эчки-даг, когда я увидел впереди одинокого пловца, неспешно плывущего на спине к берегу. Однако далековато забрался смельчак, до берега метров пятьдесят, не меньше. Я подплыл поближе и увидел, что это девушка: выпуклости на груди то появлялись, то исчезали под водой. Она так грациозно забрасывала поочереди руки за голову, что я залюбовался её руками, и не сразу обратил внимание, что она без купальника! Я вспомнил, что в Лисьей бухте есть целая колония любителей равномерного загара. Наверное это одна из них. Я крикнул ей: "Эй, русалочка!", но она не услышала, её уши были в воде. Я похлопал лопастью весла по воде. Она открыла глаза, перестала грести и приподняла голову. Я сказал ей:
      - Русалочка, ты не слишком заплыла за буйки?
      - Да вроде нет! (улыбнулась - как солнышко взошло!).
      - Ты не устала? Там у меня на корме есть кольцо. Возьмись за него, я тебя отбуксирую на берег!
      - Спасибо!
      Я поплыл к берегу, чувствуя приятное торможение моей лодки от симпатичного груза на буксире. Когда подплыли к пляжу, она отпустила кольцо, я сделал несколько сильных гребков, и лодка наполовину выехала на гальку. Я вылез, оглянулся и увидел русалочку целиком. Я не знал правил приличия на таких пляжах, и не был уверен, что там можно открыто пялиться на неодетых людей. Будь моя воля, я бы всю жизнь с неё глаз не сводил, она вся такая! - ну прямо Афродита, выходящая из моря. Она, казалось, нисколько не смущалась своего вида. Ну и я не буду стесняться.
    Огляделся вокруг: почти все обитатели пляжа были совершенно раздеты, если не считать каких-то ожерелий из ракушек и цветных картинок, нарисованных прямо на теле. Полно ребятишек - ну, те конечно же все голенькие. Один смелый пацан тут же подбежал и вцепился в лодку: "Дядя, покатай!" Я сказал: "Я не могу тебя катать без разрешения твоих родителей. Приведи папу, и пусть он тебя сам катает". Русалочка сказала с улыбкой:
      - Они же вам вашу лодку раздолбают в щепки, как вы дальше поплывёте?
      - А я никуда не поплыву. Остаюсь здесь. Помоги мне выгрузить из лодки моё добро и скажи, где я могу поставить палатку.
      - Палатку ставьте где угодно, а вещички давайте, я их отнесу туда, где выберете место.
      - А можно на "ты"? Меня зовут Юра.
      - А меня Лиса.
      - Что, так и зовут?
      - Ну немножко не так.
      - Хорошо, Лисичка. Будем знакомы!
      Между тем юный любитель катания на лодке пришёл с отцом, добродушным бородачом, и я сказал ему, что они могут делать с лодкой всё что угодно - я уже приплыл. Потом мы отнесли с Лисичкой все мои бебехи на место, которое она посоветовала - не далеко и не близко от компании, к которой она видимо сама принадлежала. Она ушла, а я поставил палатку, распихал в ней по углам своё добро, и пора было озаботиться ужином. Хотя у меня был поздний завтрак, и его можно было засчитать за обед, жрать всё-таки хотелось. И ещё мне хотелось (очень!), чтобы Лисичка пришла ко мне перед сном пожелать спокойной ночи.
      После изысканного ужина (чай с мармеладом и галетами) я постоял около палатки, поглядывая в ту сторону, куда ушла Лисичка. Там какие-то люди сидели вокруг костра. Может быть подойти? Неудобно как-то, только приплыл какой-то хмырь, и уже клеится к девушке, у которой может быть есть муж или по крайней мере друг. Стало прохладно, я надел свитер и лёг в палатке на спальник, голова снаружи, чтобы сразу её увидеть, если подойдёт. Подложил под голову валик из мягких вещей. Стала накатывать дрёма, я с ней немного поборолся, и позорно уснул.

День шестой
      Мне казалось, что я проспал всего несколько минут, и я очень удивился, проснувшись при первых лучах солнца. Оно вставало из-за моря в лёгкой дымке, которая скоро разойдётся, и будет светлый, ясный день.
    Меня переполняло ощущение близкого счастья. Хотя если разобраться, для этого не было никаких видимых причин.
      Я вылез из палатки. На пляже почти никого не было, только несколько человек в отдалении сидели на берегу или стояли по пояс в море и смотрели на восходящее солнце. Надо и мне окунуться, но сначала нужно решить вопрос: буду ли я следовать общим правилам или буду скрывать свои мужские достоинства. С ними у меня вроде всё в порядке. Я решительно скинул плавки, забросил их в палатку и пошёл к воде.
      Какое удовольствие окунуться ранним утром в спокойное, чистое, тёплое море! Не знающие других морей, кроме Чёрного, наверное думают, что все южные моря такие же ласковые, и вода в них так же пахнет по утрам свежестью. Да ничего подобного! Лучше Чёрного моря никакого другого просто нет и быть не может!
      Я сел на гальку и попытался придумать себе сегодняшний план жизни. Но ничего в голову не приходило, потому что всё упиралось в участие или неучастие Лисички в моих планах. Я же о ней ничего не знаю, а уже готов влюбиться в неё без памяти. Ну сколько можно наступать на одни и те же грабли? Уже столько шишек получил, а парочка последних ушибов ноет до сих пор.
      Слышу за спиной шорох гальки под чьими-то ногами, оборачиваюсь - Лисичка! Сегодня она одета, в майке и в джинсовых шортиках. Но какие у неё прекрасные волосы! Теперь понятно, почему - Лиса. Они рыжие, точнее медно-красные, да ещё сейчас в свете восходящего солнца в них проблескивают золотинки. Наверное она вчера вечером вымыла голову, волосы сухие, расчёсанные. Я представил себе, как они пахнут, и тут же сам себя одёрнул - не распускай воображение! И глаза у неё, оказывается, зелёные. В них есть что-то неуловимо восточное. Широко поставленные, что мне всегда нравится в людях. Господи, как же она красива! Ну что я тут несколько минут назад вспоминал о граблях? Все предостережения к чёрту, никакого спасенья нет.
      Только тут я опомнился, что стою перед ней в самом что ни на есть натуральном виде. Но она кажется не обращает на это никакого внимания. Села на гальку, я сел рядом. Рассказывает:
      - Я вчера вечером приходила к тебе пожелать спокойной ночи, а ты спишь! Забавно так, сам в палатке, а голова снаружи.
      - Наверное храпел на всю Лисью бухту.
      - Вовсе нет, тихонько посапывал.
      - Почему же ты меня не разбудила?
      - Жалко стало, ты наверное устал. Я посидела рядом, выкурила сигаретку, и пошла спать.
      - Ты куришь?
      - Только две сигареты в день: одну утром с кофе, вторую вечером перед сном.
      - Точно как я! У нас оказывается уже есть одна общая привычка. Я думаю, что если мы начнём выяснять наши общие привычки, их обнаружится удивительно много. Ты будешь купаться?
      - Нет, сегодня не буду.
(Значит, поэтому она в шортиках.)
      - Тогда давай расскажи, где здесь что: вода, туалеты, куда ходите за жрачкой, сигаретами, вином?
      - Всё узнаешь, только сначала расскажи, откуда ты приплыл. Меня мучает любопытство.
      - Расскажу абсолютно всё, что ты только захочешь узнать. Но скажи: ты уже завтракала?
      - Ещё нет.
      - Ты можешь позавтракать со мной? Мы что-нибудь вместе сварганим. Потом выпьем кофию и выкурим по сигаретке.
      - Согласна.
(И такая улыбка! Господи, да я её уже люблю!)
      Так начался один из самых счастливых дней в моей жизни, а может быть и самый счастливый. Утренние предчувствия счастья меня не обманули. Собственно, для счастья мне нужно было только знать, что Лисичка где-то рядом. Благодаря ей весь день слился в сплошной праздник, состоящий из простых, обыденных событий: мы ходили по пляжу в Курортное закупать всякие продукты, потом я поднимался с ребятами в гору на "Большой" родник с очень вкусной водой, заменил воду в своей пятилитровой канистре, и ещё принёс в рюкзаке и в руках полные канистры и бутыли, которые мне надавали мои новые пляжные знакомые. В общем, старался быть полезным. Возвращаясь в наш мини-лагерь на пляже, я первым делом искал взглядом Лисичку, и при виде её у меня к сердцу приливала тёплая волна. Весь день меня не оставляла мысль: как хорошо, что я приплыл в Лисичкину бухту, а не в какое-нибудь другое место. Как будто чья-то могущественная и добрая рука вела меня сюда.


***
      Мир был сотворён за шесть дней. На седьмой Бог отдыхал. Отдохну и я. Моя повесть закончена, я приплыл в свою Бухту. Что будет дальше, знает только Лисичка. Слово за ней.


От автора
   

Вымысел не есть обман...        
Б.Окуджава
    Должен чистосердечно признаться, что сам я в описываемой части Крыма никогда не был, и на байдарке ни разу в жизни не плавал. Но если вы считаете меня обманщиком, я могу в своё оправдание привести великие примеры. Вспомните историю с Проспером Мериме (подарившим миру испанскую цыганку Кармен). Не выезжая из Парижа, он написал "Гузла, или Сборник иллирийских песен, записанных в Далмации, Боснии, Хорватии и Герцеговине". Быт и обычаи балканских народов были описаны очень живо, а песни (во французском переводе) были настолько красивы, и так хорошо передавали неповторимый славянский дух, что даже сам Пушкин (!) купился на эту талантливую мистификацию, и написал "Песни западных славян" (в том числе знаменитую "Что ты ржёшь, мой конь ретивый, что ты шею опустил"). Но если Мериме в качестве базы для описания своего выдуманного путешествия воспользовался путевыми заметками какого-то аббата, то в моём распоряжении был целый интернет с сотнями статей и заметок о Юго-Восточном Крыме и огромным числом первоклассных фотоснимков. На таком материале каждый из нас может совершить увлекательное путешествие по любому уголку мира. Попробуйте сами - полýчите ни с чем не сравнимое удовольствие!</cut>

Tags: фантазии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments